23
 

Программа по выселению. Как на Крайнем Севере людей лишают жилья в обход всех законов


 

e3b4c9d74843Один из аварийных домов в Новом Уренгое. Фото: Елена Новоселова

В 2017 году все жители аварийных домов, внесенных в список до 2012 года, должны получить новое жилье. Но в регионах, где квадратные метры стоят дорого, всегда можно найти причины, чтобы не выдавать квартиру. Открытая Россия рассказывает истории Мусы и Карена, которые годами безуспешно воюют за обещанное государством жилье

«Деревяшка» — так на Ямале называют деревянные щитовые бараки. В восьмидесятых переезд в «деревяшку» был праздником: до них молодые покорители Крайнего Севера жили в «бочках» — круглых металлических вагончиках, похожих на цистерны.

Сейчас «деревяшки» превратились в жилые руины с покосившимися стенами, в которых обитают тараканы, мыши, клопы, лемминги и другая живность. Сквозь щели в стенах соседи могут ходить друг к другу в гости, канализационные стоки идут прямо в подвалы, проводка прогнила. Но самое страшное — пожары: вспыхнувшая «деревяшка» сгорает меньше, чем за полчаса. Так этим летом в Лабытнангах сгорели девять человек. Среди них было двое детей.

Государство бесплатно заменяет собственникам аварийных «квадратов» жилье. В госпрограмму по расселению вложены немалые деньги: только на 2016–2017 годы в бюджете округа на эти цели запланировано более миллиарда рублей. По стоимости «квадрата» ямальское жилье стоит на третьем месте — после Москвы и Сахалина.

Типичное гетто

Новый Уренгой — город в 60 километрах к югу от Полярного круга. В октябре сумерки начинаются в три часа дня, темнеет к пяти. Город освещается мощными фонарями, архитектурной подсветкой, яркими софитами на крышах. Но все уличное освещение микрорайона Монтажник — тусклый свет из окон «деревяшек».

Монтажник — типичное гетто: с десяток деревянных двухэтажных домиков, жилых вперемешку с разрушенными, в окружении промбаз и путанных наземных коммуникаций. Ни фонарей, ни тротуаров, ни магазинов — лишь бетонка, детские площадки с поломанными конструкциями, мусорные баки. Остановок транспорта поблизости тоже нет.

Сгоревшая «деревяшка». Фото: Елена Новоселова

Сгоревшая «деревяшка». Фото: Елена Новоселова

29 октября за «несанкционированный митинг» здесь задержали журналистов. Они приехали снимать репортаж об отключении тепла в аварийном доме №57 по улице Звездная. Сейчас это «деревяшка» с одним подъездом, второй сгорел пару лет назад, где живет с десяток человек. Есть и дети, и старики, но нет ни воды, ни тепла, ни света. Дом отключали от коммуникаций постепенно: в феврале 2016 года, исчез свет, в конце сентября отключили отопление и горячую воду, еще через неделю людей лишили холодной воды.

Возможно, график сноса аварийного жилья существует, но горожане о нем ничего не знают. Администрация города периодически распоряжается отключить от коммуникаций какой-нибудь дом. И часто делает это без предупреждения, как в случае с домом на Звездной. Чиновники заявляют, что они не отключают дома, пока не пройдены все судебные инстанции.

«Найдите для детей другое жилье, им угрожает опасность»

Мусе Мамедову сорок пять, он живет в Новом Уренгое на Звездной улице с 1998 года. Он, как и многие другие нефтяники, приехал сюда из Азербайджана. Сейчас в Новом Уренгое много выходцев из южных республик бывшего СССР — по данным Андрея Мартынова, заместителя главы города, их около 40% горожан. В основном южане работают таксистами, рабочими, торговцами.

Муса Мамедов с сыновьями. Фото: Елена Новоселова

Муса Мамедов с сыновьями. Фото: Елена Новоселова

У Мусы красивая жена Эльза и двое детей: мальчики шести и десяти лет. Живут в однокомнатной квартире, ордер на которую Мамедову дали на предприятии. Жили спокойно и вполне благополучно, пока администрация города не решила забрать у Мамедовых квартиру.

На первое заседание суда Мамедов не попал — он просто не знал, что оно будет. «Я не получал никаких извещений. Тогда суд решил, что нас нужно выселить, потому что я не доказал право на эту квартиру. А как я мог это сделать, если меня там не было?» — рассказывает Муса. Решение суда о принудительном выселении он опротестовал. Отменили. Сейчас семья Мамедовых пытается отстоять право на собственное жилье: есть и ордер, и лицевой счет. Подобный квартирный вопрос в Новом Уренгое возник еще у пятидесяти семей.

«Есть у нас один хороший адвокат. Я к нему пришел, спрашиваю: ты мое дело можешь выиграть? Он посмотрел, говорит: могу. Сколько денег нужно? А он: мол, давай после суда. Но я знаю: он выигрывает, а потом с судебным решением на руках просит 700 тысяч — квартира-то пять миллионов стоит», — жалуется Мамедов.

Таких денег у семьи нет. Чтобы добиться справедливости, он вместе с другими обманутыми в июне 2016 года хотел присоединиться к голодовке. Всего в ней приняли участие пятеро горожан. Историю подхватили местные и федеральные СМИ, и в дело вмешался губернатор. Сначала голодающихоштрафовали за несанкционированный митинг, потом дали жилье. Тогда от участия в акции протеста Мамедова отговорили в городском управлении жилищной политики.

«У меня лежал иск в городском суде, что у меня есть ордер на квартиру, и мне начальник городского управления жилищной политики Нина Динкова говорит: не выходи на голодовку. Мы тебе просто так квартиру дать не можем, иначе все потребуют.

Эльза Мамедова. Фото: архив семьи Мамедовых

Эльза Мамедова. Фото: архив семьи Мамедовых

Сделаем, что суд решит иск в твою пользу. У нас же и суд, и прокуратура все наши, все сделаем!»,

— вспоминает Мамедов.

На акцию он не пошел, а вскоре суд отказался удовлетворить его иск.

Мамедов рассказывает о соседях: «Вот, Надежда Каштанова участвовала в голодовке и получила аж две квартиры, у Миши Алиева был компромат: деньги на детскую площадку украли городские чиновники — и ему дали квартиру. А еще один был городским депутатом и вообще важным человеком — и ему, конечно, дали квартиру».

29 сентября, после отключения его квартиры от воды и отопления, Мамедов объявил голодовку, которую продержал до 10 октября, несколько раз обращался в прокуратуру, но отстоять свои права у него пока не получилось.

«Мне Иван Костогриз (глава Нового Уренгоя. — Открытая Россия) на личном приеме говорил: "А ты с женой разводись, сдавай детей в детдом — и не нужно жилье будет". Когда я проводил голодовку, приехали ребята из управляющей компании. Я думал, они приехали подключать отопление, спросил их: "Вы подключаете? Мне обещали вернуть тепло". Они говорят: "Да-да, подключаем". А сами отключили нам воду. Совсем. В прокуратуре мое заявление приняли, но вместо помощи ко мне прислали сотрудников органов опеки. Те мне сказали: "Найдите для детей другое жилье, им угрожает опасность". Я отвечаю: а кто эту опасность для них создал? Костогриз, Мартынов и прокурор Шерман. Они послушали, собрались и ушли».

Ванная комната в квартире Мусы Мамедова. Фото: Елена Новоселова

Ванная комната в квартире Мусы Мамедова. Фото: Елена Новоселова

За этот год из органов опеки к Мамедову приходили шесть раз.

Распоряжение отключать воду, рассказывает Мамедов, дал Сергей Годованец, исполнительный директор управляющей компании «Уренгойжилсервис». Ее учредитель, по выписке из ЕГРЮЛ, — тот самый департамент имущественных отношений, с которым судится Мамедов.

Пока температура на улице не опускалась ниже минус десяти. В квартире Мамедовых работает масляный обогреватель. «Его хватает, чтобы не замерзнуть — если потеплее одеться. Но под утро уже не на шутку холодно», — говорит Эльза. Воду ведрами приносят из соседнего дома. Вечером Эльза одевает детей и ведет к соседям мыться.

«Мы не уедем. Я им так и сказал: будете сносить — вы меня и моих детей ковшом давите, чтобы с него кровь лилась. Вам это надо?» — рассказывает Муса.

Жизнь в фенольном доме

Карен Гулян свои суды уже выиграл. Выиграл давно, шесть лет назад. Но администрация города не спешит выполнять судебные решения. Иногда Гулян пишет в прокуратуру, а та отвечает отписками.

«Вот снова пришел ответ из прокуратуры — да, действия администрации незаконны, есть предписание. А что толку? Их никто не исполняет», — говорит Карен.

Карен Гулян около аварийного дома, в котором находится его квартира. Фото: Елена Новоселова

Карен Гулян около аварийного дома, в котором находится его квартира. Фото: Елена Новоселова

История семьи Гулян еще сложнее истории Мамедовых. Карен, Сусанна и их сыновья в Новый Уренгой приехали в 1995 году из Армении. Устроились на работу, по разрешению администрации города предприятие разместило семью в доме на улице Таежная. Проблемы начались, когда им понадобилось прописаться. Суд в постоянной регистрации отказал — оказывается, дом, куда семью заселили, якобы еще в 1989 году признан фенольным (сделанным из опасных для жизни материалов. — Открытая Россия). Почему жить можно, а получить регистрацию нельзя, семья Гулян понять так и не смогла, как и логику новоуренгойской судебной системы: одновременно с отказом для них тот же суд почему-то признал право на жилье в «фенольном» доме для нескольких других семей с такими же условиями.

За несколько лет Гулян прошли через все инстанции, включая экспертизу Роспотребнадзора, который фенола в доме не нашел. Но права на это жилье семье отстоять не удалось.

«Я получил комнату в общежитии, а Сусанне с мальчиками в администрации города предложили временно зарегистрироваться в другом общежитии — в комнате, где уже живут люди. "Вы не пугайтесь — вам же есть где жить", — успокоили они. Ну а жить, предложили там же, где мы привыкли, на Таежной», — рассказывает Карен.

В квартире Карена Гуляна. Фото: Елена Новоселова

В квартире Карена Гуляна. Фото: Елена Новоселова

«Откуда мне было знать, что они обманывают?»

Через какое-то время общежитие Карена сгорело — пожары в городе дело обычное. А Сусанна, как только захотела заключить договор соцнайма на выделенные метры, столкнулась с очередной удивительной историей. Сначала ей объясняли, что с договором она уже не успела, все сроки прошли. Затем и вовсе сообщили, что права на те квадраты она не имеет — никогда там не жила, лицевой счет оформлен на других людей. Семья опять оказалась без своего жилья — только «фенольная деревяшка».

Пришлось снова обойти множество кабинетов. Женщине предложили квартиру по программе для бюджетников. Карен был против — настолько, что супруги развелись.

«Это ипотека, я не могу платить!» — кричал Карен. Сусанна была уверена, что квартиру предоставляют безвозмездно — до тех пор, пока не пришло время отдавать первый платеж.

«Мне они говорили, что это "практически бесплатно". Откуда мне было знать, что обманывают? Думала, заплачу 130 тысяч, и все. Я же на очереди стояла не за ипотекой... Два сына-студенты и я, бюджетница, — как нам платить?» — недоумевает Сусанна. Договор Сусанна подписала не глядя, а когда получила свой экземпляр, решила его расторгнуть. «У них пять юристов сидело, они мне сказали: женщина, идите, вы ничего не понимаете, все сроки расторжения прошли», — вспоминает она.

Новую квартиру фельдшеру скорой помощи Сусанне приходится сдавать — иначе платить за нее нечем. А недавно случилось еще одно несчастье: младший сын поехал в Москву на заработки, его избили, и в результате он потерял зрение. Теперь у Сусанны на руках не только огромный долг, но и сын-инвалид.

В квартире Карена Гуляна. Фото: Елена Новоселова

В квартире Карена Гуляна. Фото: Елена Новоселова

Мать во всем винит квартирный вопрос: «В городе без регистрации на хорошую работу молодому специалисту не устроится, а работать на Севере за 15 тысяч рублей смысла нет — на что жить с местными ценами?»

Но у Карена еще оставалось право на жилье — взамен сгоревшей комнаты. Здесь все было однозначно. Снова суд принял решение — выделить жилье. Город подчинился и выделил.

«Плесень на стенах, трещина в несущей стене, отвалившиеся обои, отстающий линолеум, — описывает Карен. — Вот что я увидел в новенькой квартире».

Он снова подал в суд. Акты Роспотребназора, фотографии — жилье, построенное по госпрограмме, было принято со множеством нарушений. Почему муниципалитет подписал акт приемки новостройки — вопрос открытый. Застройщик — директор и владелец ООО «ТюменьПромстрой» Дмитрий Фокеев — получил срок за налоговые махинации, а дом, который судебная строительно-техническая экспертиза и прокуратура Нового Уренгоя признали непригодным для проживания из-за многочисленных нарушений, в июне 2010 года ввели в эксплуатацию распоряжением Людмилы Дормидонтовой, заместителя главы города с 2001 по 2010 годы.

«Для нашей администрации ни суд, ни прокуратура ничего не значат»

Чиновникам отвечать за качество жилья не пришлось. Они подклеили обои, поправили линолеум, а плесень на стенах объяснили тем, что Гулян в квартире не жил, не заботился. Поскольку Карен упорствовал и на дефектное жилье по-прежнему не соглашался, администрация города попробовала заселить туда Гуляна через суд. Суд объяснил: это невозможно, выделяйте новое жилье.

Эта ситуация длились шесть лет. Жилья, которое постановил выделить суд, Гулян пока не дождался. Вернее, так: через судебных приставов, после штрафов в адрес администрации за неисполнение решения суда, с предписаниями прокуратуры, Карену удалось добиться, чтобы его поставили на очередь.

«В апреле 2016 года поставили, а в июле сняли. Объясняют: у ваших родственников есть жилье. Но при чем здесь жилье моей бывшей жены? Для нашей администрации ни суд, ни прокуратура ничего не значат», — говорит Карен.

Гулян уже пенсионер. Подрабатывает сторожем в школе, живет все в том же «фенольном доме» — уже незаконно. В 2014 году администрация подала иск на принудительное выселение Гуляна и выиграла. Пока дом на Таежной не отключили.

Расселенный аварийный дом. Фото: Елена Новоселова

Расселенный аварийный дом. Фото: Елена Новоселова

«Они тянут, потому что ждут, когда умру. Мертвым жилье не нужно», — говорит Карен Гулян.

Восьмого сентября в город приехал губернатор округа Дмитрий Кобылкин, секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев и полпред президента в Уральском федеральном округе Игорь Холманских. Ониоткрывали спортивный центр «Звездный».

Мамедова, Гуляна и еще нескольких горожан на мероприятие не пустили. Полиция оперативно задержала их: якобы поступила ориентировка о возможном террористическом акте. Продержали в полиции четыре часа, а когда высокие гости уехали из спортивного центра, задержанных отпустили.

https://openrussia.org/post/view/18930/

 
 
Статья прочитана 414 раз(a).
 
Еще из этой рубрики:
 
Здесь вы можете написать комментарий к записи "Программа по выселению. Как на Крайнем Севере людей лишают жилья в обход всех законов"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы
Наши партнеры
Читать нас
Связаться с нами
Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Контакты